Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:14 

не надо оваций
Затишье - не мой стиль жизни. Но, увы, приходится признать, что дневник вряд ли будет обновляться часто. Мой взгляд на мир достоин того, чтобы донести его до окружающих, однако, на это необходимо время, время и еще раз время. А кризис в данной области начался задолго до финансового.

Но я буду здесь писать. Хотя бы, короткие заметки о прочитанном. О-о, я за последнее время прочитала немало того, что в сети называют "оридж". Пыталась общаться с авторами, но они странные, они меня не слышат. У них в головах набор штампов, которыми положено реагировать на читательские отзывы, по маркерам, а все остальное считается "не понял" или "троллишь". И, если публично еще отвечают, то приватом считают себя в праве промолчать. Так интересно, никогда раньше не думала, что с авторами настолько сложно, что они готовы рассматривать свои тексты только с им угодных позиций. Вот об этом - том, что вижу в текстах я, писать здесь буду точно.

Пост ни о чем? Да, но тут, как я узнала, существует неприятная особенность - архив. Не хочу туда.

20:19 

не надо оваций
Был хороший детско-подростковый писатель В.Крапивин. Или есть, не интересовалась. Но открываю его книгу «Синий город на Садовой» и что?
– Смотрите, это церковь, которую сейчас ремонтируют! – узнал Федя. – Колокольню такую же опять построили!
– Забраться бы на нее, – предложил Борис. – Вот оттуда уж панорама вышла бы что надо! Все Заречье и старый центр.
– Попрут, – уверенно сказала Оля. – Я на одну церковь пробовала залезть, на ту, где сейчас архив, так сторож такой вой поднял: "Я сейчас в милицию!.. Хулиганка!.."
– То архив, а то настоящая церковь, – рассудил Борис. – Церковные служители должны быть добрые и милосердные, им так положено. И если попросить хорошенько…
Все почему то взглянули на Федю. Словно подумали: "У тебя крестик, это вроде пропуска…" Федя не стал ни смущаться, ни обижаться. Только сказал:
– Я, между прочим, после крещения ни в одной церкви не бывал… Не понимаю, как люди могут молиться в толпе…
Оля возразила серьезно:
– Значит, могут, раз столько тысяч лет подряд храмы строят. Когда все вместе – это не обязательно толпа…

Тьфу, простите мой французский. Он в «совсем советских» своих произведениях так не воспевал советскую власть, как тут ринулся восславлять боженьку.
Хотя, были у него и правильные слова:
Верил Федя в Бога по настоящему? Пожалуй, да. После многих размышлений он пришел к выводу, что есть какая то Великая Сила, которая правит Вселенной. Без этого трудно было бы объяснить многие загадки – и во всем мире, и в самом себе… А кроме того, так хотелось иногда защиты от бед и угроз. Защиты, которой от людей не всегда допросишься…Именно отсюда и берется бог, из человеческого страха. Но ладно, когда это происходит в эпохи доисторические, когда гроза приравнена к апокалипсису, а в двадцать первом веке? Тонок слой цивилизации, а в душе поголовное большинство все те же питекантропы в шкурах. Только сейчас эта общественная инкарнация детских фантазий о невидимом друге, большом и сильном, выглядит уже как нежелание брать на себя ответственность за себя и других.

21:54 

не надо оваций
Г-н Лукьяненко все же фееричен без прикрас:
dr-piliulkin.livejournal.com/113738.html?nc=203...
цитата:
Каждому, кто воскликнет "Мэтр расхваливает графоманскую книжонку" советую вначале написать такую графоманскую книжонку.Браво, Доктор! Излюбленный аргумент сетевых начинающих графоманов из ваших уст звучит показательно.

21:24 

не надо оваций
Как было в анекдоте, они говорят, вот и вы говорите. Так что, я и говорю. На снова обострившуюся тему абортов. Тут ведь какое дело: кто имеет право говорить об абортах с активной позиции надо/не надо? Все подряд по той причине, что они когда-то появились на свет? Но проблема в том, что аборт – это вмешательство в организм беременной женщины, отсутствие аборта – это изменение судьбы беременной женщины. Ключевое слово – беременной женщины. А не ее родителей, биологического отца ребенка, соседей, районной администрации, государственной Думы (попрошу возражения пока придержать, к этому вопросу я вернусь потом).
Поэтому, «законодательным» правом слова в данном вопросе обладают только потенциально детородные женщины.
Не мужики. Хотя бы по одной банальнейшей причине: во время родов пока еще ни один из них не умер. Плюс ряд того, о чем я упоминала в скобках выше, но пока не озвучила.
Не старые девы постклиматического периода. Простите, не им гавкать. В буквальном смысле этого слова.
И, простите меня, уважаемые дамы, мне очень больно об этом говорить, но я не могу воспринимать, как объективное, мнение безнадежно бесплодных женщин. Не могу быть уверена, что в нем нет ничего от «… а она делает аборт!!!»
Также, отказываюсь прислушиваться к аргументам людей, являющихся противниками абортов по религиозным соображениям. Религия в данном контексте не имеет ничего общего с экономикой, медициной и тем, в скобках, которое, угу, социалка.
И, за компанию, не думаю, что является аргументированным заявлением что-то вроде «я родила восьмерых, пусть теперь и они…». Потому что аргумент приравниваю к «мы во время войны голодали, так что…».
Наверняка что-то забыла, но в вышеозначенном уверена на все сто процентов.
меня есть вещество, именуемое в народе мозгами, я отдаю себе отчет, что аборт, прежде всего, вреден моему собственному здоровью. Да и неумение предохраняться как-то не украшает. Но, поскольку случаи бывают разные, я хочу быть уверена в своем праве не произвести на свет нежеланного и, не исключено, больного ребенка. Из чистого эгоизма, потому что права есть не только у любителей орать о вымирании нации. Но и у меня, решать самой, как мне жить. У ребенка, не быть рожденным той, которая не сможет обеспечить ему достойную жизнь в тот период, когда он еще не сможет сделать это сам.
И не является секретом, что разум на планете – вид вымирающий, а людей становится все больше. И далеко не всем из них стоило бы производить потомство с точки зрения качества, а не количества. Не скажу за всю страну, а в моем городе сколько угодно мамаш с пустым взглядом и бутылкой пива, которые тащат на буксире дите с соплей до подбородка и наследственным идиотизмом в глазах. А букет болезней у данных деток такой, что из них потом даже пушечное мясо не сделаешь, не возьмут и в нашу всеядную армию, куда, были случаи, и безногих пытались призвать.
Да, уже сейчас плодится явно не то, что нужно, а мы, умные, то сплошь больные вдрызг, то ждем, когда на счету появится миллион, то придумываем еще какие-то оправдания. Но запрет абортов лишь увеличит поток потенциальной отбраковки, той самой, которую раньше и называли нежно «жертва аборта», некоторые добавляли «удачного».
Надрывный крик, что аборт – это убийство слышать я не намерена. Убийство – это когда человек уже рожден. Вот выкинуть младенца, потому что не могла по закону/постеснялась осуждения/не нашла денег на аборт – это убийство. Кстати, а не проще тем, кто видит уничтожение мыслящего существа в факте существования абортариев, просто рожать, а не вопить? Не можете – все написано в начале поста.
В том числе, в скобках. В которых, если не столь кратко, подразумевается следующее: обеспечьте женщине отсутствие страха перед завтрашним днем, и количество желающих родить увеличится само. Мне расшифровать и «отсутствие страха» или это понятно? Обеспечьте, потому что отнюдь не все, кто не рожает, являются упертыми чайлд-фри в той крайней стадии поражения головного мозга, когда ребенок хуже бледной спирохеты. Некоторые любят своих потенциальных детей и хотят им такого будущего, которое сами не смогут обеспечить любыми усилиями, потому что такое будущее не предусмотрено планом развития государства на ближайшие десятки лет. И только когда все это будет, орите. Если не умеете говорить спокойно.

22:10 

не надо оваций
deivan.livejournal.com/154434.html?thread=11731...

Не стану даже и вспоминать всуе утверждение, что писатель должен чему-то там учить, сама не люблю эту фразу. Не должен писатель никому и ничего, кроме вовремя сданной в издательство книги. Это абсолютный максимум, который можно с него требовать. Кстати, не шучу. Если он хочет быть целителем душ или наставником молодого поколения - его право, не хочет - тем более его.

Все честно, когда именно так. Но когда в блоге человек ратует за защиту невинноубиенных российских детишек, с пеной у рта клеймит всех подряд, хлопает дверью, скрываясь от гнобителей его душевных порывов, а потом
говорит такое... Да, говорит не у себя, это я заметила. Более того, там, где я уцепила ссылку, ее больше нет, коллега г-на С.В. по цеху ее благополучно потерла. И да, я согласна, что убийцы детишек, правда, не только российских,
должны получить по заслугам. И снова более того, я согласна, что пиратство не есть законное деяние.

Только что получается. Сколько писатели получают с продажи электронной книги? Даже настолько раскрученные? В месяц? Не знаете? И я не знаю, но смутно подозреваю, что не так и много. Даже настолько раскрученные. А чего
он желает создателям сайта? Сдохнуть в муках за то, что они лишили г-на С.В. тысячи-другой в русской валюте.

Ах, дело принципа, понимаю. А дальше что? Вот на дайри есть сообщество "Блошиный рынок". И если кто-то продаст эту книгу там, за пятьдесят рублей, ему тоже: того? Да, тот, кто ее продает, уже заплатил свой взнос за будущий
отпуск г-на С.В. Так и пираты эту электронку купили и только потом перепродали! В чем разница? Если она, разумеется, есть.

И это не перегиб, это искреннее недоумение от того, как люди на глазах тупеют от жадности, в "праведном" гневе теряя человеческий облик. Зато сохраняют принципы.

Не надо оваций

главная